Denis Ryzhkov
...мы были в лесу. зимой.
вернее мы были в пустующем дачном посёлке,
а лес был вокруг. много леса.
чёрного и белого. и холодного.
у нас были ружья - двустволки. и тёплые меховые куртки.
вокруг были волки. мы их не видели, не слышали,
но знали что они рядом.
мы молча всматривались в белое и чёрное.
ждали волков.
они должны были прийти. они были где-то рядом.

вдруг я заметил волка, он уже кого-то ел.
или просто рвал на части - я крикнул остальным и побежал туда.

я вскинул ружьё но - волк был уже мёртв.
он лежал на боку с распоротым брюхом, а рядом сидел
ребёнок и наматывал кишку волка себе на руку.

остальные увидели это, развернулись и не торопясь стали разбредаться,
мол всё нормально, ребёнок и сам справился.

я посмотрел на ребёнка. ему впору было ходить в детский сад.
он был в одних трусах, а кругом был снег и мёрзлая земля.
и холод.
но это не всё. его кожа была серо-зелёная с бежевыми пятнами.
и совершенно спокойное лицо.
он наматывал кишку волка себе на руку и я понял что когда он закончит,
то вероятно, он захочет намотать себе на руку и наши кишки.

я крикнул остальным - они ещё не так далеко отошли:
- это что - нормальный ребёнок?
- это вообще всё - не вызывает у вас вопросов?
- вернитесь, надо разобраться!

они ответили:
- а что ненормального? просто ребёнок сам за себе постоял, молодец.
- что ты к нему привязался, пойдём.

меня охватывала паника:
- вы понимаете что говорите? вы видите тоже что и я?
- голый ребёнок в дикий холод сидит на земле и наматывает кишки волка
себе на руку - он его голыми руками убил? ногтями разорвал волчье брюхо?
зачем он это делает? что он вообще здесь делает?

остальные махнули рукой, мол - отстань.

я понял что просто ничего не делать, уйти - это ошибка.
надо было действовать, пока было время, пока была возможность.
я подбежал к ребёнку и взял его за руку - тонкую детскую руку.

она была как камень.
холодный гладкий серо-зелёный мрамор с бежевыми пятнами.
твёрдый. я попробовал сжать - это было не лучше чем сжимать мраморную колонну.
тонкую мраморную колонну.
но это же был не мрамор - тело ребёнка двигалось естественно.
я попробовал согнуть его руку в локте - бесполезно.
ребёнок взглянул на меня, но продолжил своё занятие.
бесстрастно.

- смотрите, - крикнул я остальным, поднося нож к шее ребёнка.
- уверен что с ним ничего не случится, - и на глазах у всех
несколько раз попробовал воткнуть нож в его шею -
но никакого эффекта от этого не было:
нож скользил по твёрдой гладкой поверхности, не причиняя повреждений.

- да что ты прицепился к этому ребёнку! оставь его! - крикнули мне.

их мало волновало и то что делал ребёнок, и то что делал я.
может я зря беспокоюсь? на меня накатила волна безразличия.
но противодействием пришла волна тревоги: они - безразличны.
ребёнок - бесстрастен. меня заставляют чувствовать это?

картинка изменилась: мы все были уже в доме.
на том же дачном участке. в соседней комнате горел свет,
возле огня сидел ребёнок.
он уже закончил своё занятие, спокойно смотрел по сторонам.

спиной к нему стоял один из нас.
я представил себе, как ребёнок начинает наматывать новую кишку.
я решил подойти к нему и поговорить с ним.
и когда я заговорил,
я проснулся.


осень 2007