Denis Ryzhkov
где-то очень далеко, места труднодоступные.
я и моя мама подходим к основанию дерева.
на нём нет листьев, оно выглядит седым и старым.
дерево очень высокое, ствол возле земли очень толстый,
выше разделяется на несколько толстых ветвей,
они выше разделяются на всё более и более тонкие.
при этом дерево не очень широкое,
т.к. тонкие ветви вверху сплетаются друг с другом,
получается что-то вроде тополя-веретена.
у нас есть информация что на самом верху,
где самые тонкие ветви, есть нечто очень ценное.
мы лезем туда.
преодолев большую часть дерева, я говорю маме:
- дальше ветви очень тонкие, оставайся здесь,
ты сможешь видеть как я заберусь на самый верх.
так мы и делаем. мама остаётся,
а я собирая по нескольку тонких ветвей в пучок,
обхватывая их как одну, передвигаюсь по спирали
вокруг дереве вверх, от одного пучка к другому.
высота огромная, если я сорвусь..
но я добираюсь до самого верха.
там тончайшие ветви образовали подобие гнезда.
а в середине этого седого сухого гнезда
на куске земли растёт зелёная травка-муравка,
маленькие зелёные листики кажутся такими нежными
и живыми.
я понимаю что это и есть самое ценное,
и поэтому пытаюсь извлечь этот кусок дёрна целиком,
но он разваливается на три куска. один из них
я передаю вниз маме, два забираю сам,
и мы спускаемся с дерева.

через несколько (десятков?) лет
я собираю экспедицию, т.к. появилась информация
что там теперь всё по-другому, и есть много ценного.
собравшаяся группа состоит в основном
из малознакомых мне людей.
мы плывём туда на корабле, пробираемся через горы,
и вот мы у подножия дерева. забираемся вверх
и видим, что на самой вершине дерева теперь
сколоченная из досок хижина, но она не такая большая,
чтобы вместить всю группу. я говорю:
- оставайтесь здесь, я заберусь туда один,
соберу всё, и затем мы поделим найденное поровну.
ты пойдёшь вместе со мной и постоишь на дверях -
мало ли что, - и указываю на крепкого старика,
которому я доверяю больше всех из этой группы.
так мы и делаем. группа остаётся на прочных ветвях,
старик на дверях хижины, а я лезу внутрь.
через открытую дверь пробивается достаточно света,
чтобы в этой с виду пустой хижине отыскать полки
со старыми обычными тарелками, но среди них то тут то там,
то просто на полу, лежат эти самые ценные вещи.
по мере того, как я их собираю, я могу разделить их
на несколько групп. во первых это несколько мешков
с золотыми слитками. они гладкие, разной формы,
и местами покрыты чем-то коричневым и твёрдым,
но тем не менее это самое настоящее золото.
ещё я собираю целую коллекцию медальонов-жетонов
из какого-то ценного с виду металла, каждый
прямоугольной с закруглёнными краями, чуть выгнутой формы,
с двумя дырочками для цепочки, и надписью.
надписи разные. на самом массивном и хорошо сохранившемся
почему-то написано "MULAN",
на других - другие надписи,
есть из многих слов: "WE ALL HATE THIS WAR".
следующая группа - механические артефакты.
один из них похож на часть механизма музыкальной шкатулки,
но когда я осторожно кручу ручку, он не издаёт звуков,
лишь тонкая золотая нить с зазубринками
наматывается на колёсико. зато когда я нахожу рядом
тонкое золотое колечко - почти как обручальное,
но очень тонкое и плоское - и одеваю на механизм возле ручки,
то вращение ручки превращается в красивую чарующую мелодию.
есть и другие механические артефакты. собрав всё что нашлось,
я выхожу к старику. тот говорит:
- меня не интересуют эти безделушки, которые ты считаешь ценными.
вот золотые слитки - другое дело. их ценность очевидна любому,
поэтому я хочу их всех, а артефакты забирайте - они мне не нужны.
устрой это для меня, а я покажу тебе то, что ты пропустил -
и показывает мне на маленькую дверь внутри хижины.
за ней оказывается маленькая коморка, там только полки
со старыми обычными тарелками. но на одной я замечаю
необычный прозрачный кристалл - брусок с восьмиугольным сечением,
прямо как контур моего четырёхмерного кубика.
"обсидиан" - сразу приходит мне в голову, хоть он и совсем не похож
на обсидиан. я беру его - просто прозрачный кристалл.
смотрю сквозь него - что-то клубится внутри, и тут замечаю
что его отражение в глянцевой поверхности деревянной дверцы одной из полок
светится призрачно-синим цветом. смотрю на кристалл -
он светится и переливается фиолетово-зелёным туманным светом.
показываю старику - что ты видишь? он говорит:
- обычный прозрачный кристалл.
а я в это же время вижу как он светится своим необычным светом.
и вдруг старик говорит мне:
- а что у тебя с глазами? левый вроде ничего, а у правого
зрачок закатился вниз, ты им видишь ещё? попробуй закрыть левый
и смотреть только правым.
я пробую. старик говорит:
- э нет, ты же не до конца закрыл левый глаз.
действительно, я сжимаю пальцами левое веко, раз оно не слушается.
и смотрю только правым глазом, слава богу картинка вроде видна.
старик вытягивает вперёд руку и говорит - сколько пальцев?
я вижу руку, но не могу разобрать сколько пальцев.
зато я чувствую что-то совсем непривычное..
спустившись к группе со стариком я говорю:
чтобы каждый получил то, что его интересует, сделаем так:
сначала я раздам всем золотые слитки, поровну, это будет ресурс.
затем каждый артефакт будет выставляться - аукцион:
кто даст за него старику больше слитков - тот и забирает артефакт.
так в итоге старик останется с золотом, а мы - с артефактами,
интересующими нас.
в итоге кристалл уходит кому-то другому,
а мне достаётся механизм от музыкальной шкатулки.

через несколько (десятков?) лет я говорю с кем-то близким:
- то что я вижу это свечение во всём вокруг,
это влияет на мои мысли, на мой разум. я часто говорю что-то
не нормальное, я уже сошёл с ума?
- нет, я видел настоящих сумасшедших, ты явно не из их числа.
мы прогуливаемcя по берегу моря, в рыбацком городке.
здесь старые корабли вытаскивают на берег и устраивают в них дома -
от кораблей остаются только стены этих домов.
проходя мимо одного из таких домов мы видим на его внешней стене
несколько художественных картин. на одной из них вид на море
и кусок этого же рыбацкого городка. при этом та часть картины,
где изображено море, окружена нарисованным на сей раз свечением
в до боли знакомых цветовых тонах. возможно ли..? мы заходим внутрь.
- эй, есть здесь кто живой?
через некоторое время по лестнице со второго этажа к нам спускается
скрученный в дугу незнакомый мне старец. я говорю ему:
- есть только один вопрос, расскажите всё про эту картину
где море светится...
- ты меня не помнишь значит, - прерывает он меня.
- я же был там вместе с тобой, обсидиан достался мне.
тут к нам подбегает маленькая девочка, видит в моих руках
механизм от музыкальной шкатулки, выхватывает его и резко крутит ручку
не в ту сторону.
- аккуратней, и в другую сторону, - советую я ей.
она начинает крутить в другую сторону,
но похоже слово "аккуратней" она не понимает.
ей не удаётся извлечь мелодию из механизма. она смотрит на него и говорит:
- да это же йо-йо! - и начинает, схватившись за вывалившуюся ручку,
кидать механизм вниз - золотая нить разматывается,
затем по инерции наматывается, возникает "борода" -
тончайшая нить перекручивается и безнадёжно спутывается, и тут
нить неожиданно начинает шипеть, плавиться в том месте где возникла "борода",
и переплавив саму себя снова принимает правильную, распутанную форму.
я забираю механизм. скрученный старец говорит мне:
- я слышал многие уже вернули туда, то что забрали раньше.
оказалось что если что-то берёшь, приходится что-то отдать.
пора и нам вернуть эти ценные вещи, как думаешь?

так мы и делаем.


ночь с 13 на 14 ноября 2009