Denis Ryzhkov
я убегал.
это было за городом.
я увидел здание. вокруг него был ржавый забор. поваленные ворота.
я забежал вовнутрь.
да, преследователи навряд ли сунутся сюда.
земля посыпана хлоркой.
это приют. лепрозорий.
ко мне подошёл ребёнок. он был болен. уже давно.
серо-зелёная кожа, присыпанная хлоркой. ужасное лицо.
он поднял с белой земли грязное яблоко. укусил его. протянул мне. я отошёл.
не хотел чтобы он коснулся меня. он болен. неизлечимо болен.
хлорка на земле. чтобы не дать заразе распространиться.

вроде здание почище. я зашёл. там мыли полы. не так много хлорки.
это наверное старая гостиница. красивые двери из дерева. старые.
но у каждой двери есть ключ. там живут. один, или несколько.

я увидел женщину в одной из комнат.
она была не молода. она была старой женщиной.
она была очень больна. она лежала на кровати и не шевелилась.
её лицо сохранило "признаки былой красоты" - как это говорят.
но сейчас оно было ужасно. просто кошмарно. всё в хлорке.

прошло время.

я пошёл в зал. там был зал в середине дома.
там собирались люди со всего приюта. я был среди них.
я уже был одним из них. мне некуда было идти.
я познакомился там с одной молодой женщиной.
она тоже была больна, но недавно.
хлорки на ней было немного, она лишь немного припорошила её красивое лицо.
она была интересной. между нами возникло даже что-то вроде эротизма.
это было странно - здесь. но это было.
я доверял ей, больше чем другим.
я спросил её:
- мне надо спрятать одну вещь, - (ту самую из-за которой меня преследовали).
она сказала:
- хорошо, - и отвела меня в свою комнату. открыла шкаф.
я положил свёрток в нижнюю шуфлятку. она закрыла шкаф. на ключ.
мы вышли из комнаты. тем же ключом она закрыла дверь.
мы пошли в зал.

я увидел через окно как преследователи нерешительно входят на территорию приюта.
они вычислили что я могу быть только здесь.
я сказал этой молодой женщине, чтобы она отдала мне ключ.
она сказала:
- хорошо. ключ только один. я пойду открою комнату, вернусь отдам тебе ключ,
а сама уйду в комнату, закроюсь изнутри и там останусь -
всё равно мне здесь не интересно.
так она и сделала.

ключ был у меня. я был в зале.
она была в комнате. свёрток был в комнате, в шкафу.
преследователи вошли в зал, они не заметили меня.
я незаметно вышел из зала и пошёл к комнате, забрать свёрток.
дверь заперта.
конечно, ведь она, эта женщина - внутри, заперлась,
а единственный ключ у меня. я достал его и открыл дверь.

она лежала на кровати, и её горло было перерезано.
она сделала это не сама. её пытались убить.
но она была ещё жива.
у меня была быстрая дилемма. бежать в зал за помощью, пытаться спасти её,
что вероятно бесполезно - она на грани смерти, и умрёт, точно умрёт.
а я попадусь, они заметят меня, всё будет напрасно.
или хватать свёрток и убегать. оставив её.

я схватил свёрток, сунул его за пазуху.
и не понимая себя побежал в зал за помощью.
все кинулись к её комнате. кто-то сказал:
- это ты её убил. я видел, ключ был только у тебя.

я прыгнул вперёд, схватил её тело на руки,
и выпрыгнул из окна.


прошло время.


я видел женщину в одной из комнат.
она была не молода. она была старой женщиной.
она была очень больна. но она выжила.
она лежала на кровати и не шевелилась.
её лицо не просто сохранило "признаки былой красоты" - как это говорят.
оно и сейчас было красиво.

просто красиво.


апрель 2009